Поиск
Версия для печати Версия для печати

Андрей Добрынин. Ритмический скрип

Андрей Добрынин. Ритмический скрип ― Магазин Куртуазных Маньеристов
 
 
Голосов: 5
Оценить
180 руб.
На складе: да
Вес продукта: 160 g
Кол-во:  

Отчего так скупа эта девушка?
Порой такой приснится образ
Тупая у меня башка
Бывают страшные попойки
Когда с женой мы были на Таити
Приятно оказаться в Турции
Когда я напьюсь, то случается
Глупо женщин усердно любить
Если кожа твоя шелушится
Я обратился к другу
Однажды говорит мне друг
Напившись накануне в стельку
Коль ты народом недооценен
Я из действительности убыл
Ты спишь с богатым не корысти ради
Если тетка узнала про чей-то успех
Сгубили Красненькую Шапочку
Если на улице к девушке Зине
Враги не раз в меня стреляли
Я достаю из штанов свой яшмовый ствол
Нахальство — это не достоинство
Ты красишь волосы, дабы
Порой сияет взор у женщин
Эта женщина мне надоела
Стемнело, Дамой на балконе я вдохновенно обладал
Напевая, в знакомый бордельчик
Скакал отчаянный наездник
Член воспалился и раздулся
Снег в парке пышен и лучист
Своим протезом на шарнире
Совратителем стал я умелым
Если дамы тебя на фуршете
Приятно быть умнее всех
Без воли Божьей прыщ не вскочит
Мне снился Борис Березовский
Я поднимаюсь в три утра
Люди заняты стали теперь
Не тайной, а гнилью веял
На небе масса красоты
Я недолюбливаю лысых
Поклониться мы низко обязаны
Глумливо продзенькают ходики
Арабы были встарь возвеличены
Исчезли хлопцы боевые
Явился я однажды к Брюсову
Купаются голуби в луже
Есть специальная милиция
Бутылку разделим на бульки
Лоснятся тучные липы
Прихлопнуло дверью собачку
К издателям соваться мне не стоит
Шумят старинные липы
Жену я давно схоронил
На кроны лепные парка
Роман чудовищных размеров
Да, я пью минеральную воду
Да, я пью временами мартини
Обозначила воплем ворона
В наших липах синицы, и сойки
Люблю чужие сигареты
В года дошкольные тревожные
Жизнь протекает как-то косвенно
Да, я себя за многое корил
Бродский не был великим поэтом
Жил маньяк совершенно безжалостный
Как только народные массы
Два года я честно работал
Река подо льдом струится
Я всегда поступаю неправильно
Я давно уж питейным геройством не хвастаю
Друзья не любят утомляться
На Путина рычали многие
Вокзал. Осенний сумрак мутен
Не надо спрашивать читателя
Бедняк из восточной сказки
Когда отец ребенка лупит,
Звенят беззвучные взвизги
Он — Друг, конечно, но не лучший
Я создаю стихи такого ранга
Весьма возвышенные чувства
У Будды не приобретешь заслугу
Поэт к известности привык
Я видел выходцев из парка
Об избирательном сродстве
Один толстяк мне помогает
Хоть имя Надежды свято
Лекарства делает провизор
Поэты склонны преувеличивать
Ближние вкрадчивы. Волчьи у ближних глаза
Напрасно считается добрым
Живется гениям несладко
Окраина. Ночной Париж
Нуждающиеся слои
Треугольники парусов
Во двориках Петербурга
С крутого каменного века
Кой черт вас вынуждает, братья
Я лирик вдумчивый. Люблю
Я ныне гляжу на себя с одобрением
Квадраты бывших дворов оцепила сирень
Поэты слишком разгулялись
Задать вопрос кладбищенским корням
Когда мне нечего сказать
Из мутных вод священной реки
Ветер всю гарь сумел унести
Невольно я впадаю в трепет
Отяжелело сердце мое
Не случайно собака сбесилась
Чтоб разогнать тоску-кручину
Я с дураками не здороваюсь
Мне снилось: на пустыре я
Ветер с юга летит, шелестя
Тетка та — из Владимирской области
Не надо многословно объяснять
С детства знаю, как может украсить былое
Коль ты здоров, и всюду — дружба
Нельзя поспешно жать на звонок
Не жду я славы и добра
В кольце щербатого бетона
В изреженном осенью сквере
Когда я иду от источника
Вели богатого еврея
Вино — отрава, бабы — стервы
Не зря я стал антисемитом
Оранжевые ореолы
Камни обваливаются вновь
Не следует быть многословным
Вновь над полями опрокинут
Смешно предвзято рассуждать
Беспомощных и беззащитных
Жизнь удивительно богата
Безжизненная белизна
Рутинность жизни поняв до конца
Мир славянский сделан как бы на вырост
На хвое сосновой — розовый снег
К болезням я стал привычен
Пейте водку с грейпфрутовым соком
Мне творческого не дали простора
Да, я соображаю туго
Когда я заплакать пытался
В ветвях государственной власти
Я начал себя самого раздражать
Живи и радуйся, столица
На льду — фонарный жирный лоск
Лоснящимся ледовым полем
Дворами плетется кошка
В округе лишь мое окошко
Мне лишь об одном осталось теперь умолять
судьбу Спокойный с виду, я в душе растерян
Над парком — звон колокольный
Труднее всего писать стихи о простых вещах
Шел мужчина преклонного возраста
Бедняга, ищущий работу
Я для разгула и веселья
Мы смотрим в телевизор тупо
Для того чтоб в рабство продаться
Он смотрит как-то хитровато
Теперь я слушаю сердце
Апрель, слепя игрой ланцета

Мягкий переплет, 136 стр., Москва, 2008.

Есть вопросы?

Вы можете задать нам вопрос(ы) с помощью следующей формы.

Имя:

Email

Пожалуйста, сформулируйте Ваши вопросы относительно Андрей Добрынин. Ритмический скрип:

Блог / Новости

Вадим Степанцов и группа Бахыт-Компот Общество Куртуазных Маньеристов
Работает на основе WebAsyst Shop-Script